Блокадный Ленинград ближе, чем думалось…

Блокадный Ленинград ближе, чем думалось…

Художественная выставка в Центре современного искусства «Облака»
Декабрь 17, 2019
Конференция о гуманитарных технологиях в Уфе
Декабрь 19, 2019

Мне в руки случайно попало письмо из страшного блокадного Ленинграда. Серый невзрачный конверт и тремя негашеными марками, где четко и аккуратно выписано имя адресата. Столь же четко — имя отправителя Алексей Загвоскин. А города отправления нет — видно, это уже была военная тайна. Как заказное письмо попало в Уфу, одному Богу известно. Хранилось оно в семье художника Николая Константиновича Григоровича, ему и адресовано. Потом — в семье другого художника Михаила Алексеевича Назарова. На первом листочке дата: 21 декабря 1941 года. Длинное описание тягостной осени, голодной зимы, подробности о том, как разбомбили дом и как хоронили первых умерших … Перечитывать его — нет никаких сил. Потому письмо, наверное, так хорошо и сохранилось. В самом конце отчаянные строки: «Но что мне делать, как не умереть, когда население Ленинграда брошено на произвол судьбы? Где спасение и кто спаситель? Могила…Благословляю вас на лучшую жизнь, крепко целую. И, вероятно, не до свидания , а прощайте. Ваш Саныч.»

Легко нашла в списке погибших блокадников по адресу дома и квартиры дату смерти этого Алексея Александровича Загвоскина — февраль 1942 года.

Это я тому, что тот оно зимнее солнцестояние, 21 декабря. Самая длинная зимняя ночь. Та страшная ночь давно прошла. А боль осталась. Боль целого города, боль целого мира… Куда мне деть это письмо, в какой музей отправить?