Пики и стрелы росистой травы

Пики и стрелы росистой травы

В Уфе прошел масштабный танцевальный флешмоб
Сентябрь 2, 2019
Во Всемирном дне чистоты примут участие жители Башкирии
Сентябрь 3, 2019
Показать все

SONY DSC

Когда фотоаппарат лежит на росистой траве, в объектив видится заборчик-частокол из стройных травинок. На фото то же – на каждый стебелек нанизана капелька воды. Прозрачный шар света. Бесподобное утреннее чудо! Достаточно регулярное, наверное, для тех, кто как Василя, живет в лесу, ходит на работу по горным  или полевым маршрутам и носит бирюзовую униформу. В любом заповеднике живут и трудятся особенные люди. В Башкирском, самом старом заповеднике республики, – десятикратно особенные. Потому что они –  коренной национальности, особого генотипа, склада ума и весьма своеобразного мироощущения. Простые и сложные одновременно, как реликтовые лиственницы за околицей центральной усадьбы заповедника.

Когда я подарила  Василе Яныбаевой это фото с травинками у крыльца дома-гостиницы в Саргае, она с радостью его приняла. Настроение наше в тот момент совпало.  Позже она фото в рамке даже в своем родном доме на стенку повесила. Еще через  десяток лет нашего сотрудничества (я была пресс-секретарем Башкирского заповедника, выпускала  из Уфы для него газеты и буклеты) Василя Ахатовна сама попросила у меня  снимок  бурятских буддистких столбов с острова Ольхон на Байкале. Выбрала из кипы снимков моей Байкальской экспедиции именно этот – с пестрыми   языческими лентами и видом на мыс Бурхан и гору Шаманку. Тоже частокол своего рода. Только другого масштаба. Вселенского.

Она тихо прокомментировала сюжет: «Мурашки по коже побежали». Представляете: от фотокадра – столько эмоций! Причем, не сильно профессионального! Что у нее в душе творится? Мало, кому дано туда заглянуть – женщина она суровая, деловая, жесткая, злая даже для кого-то. Язычница в далеком прошлом. Как и все мы, впрочем.

Родилась и выросла в этом глухом заповедном Бурзянском краю. Дети ее тут выросли, сейчас внуки по той самой травке с первого фото бегают. Более двух десятков лет она возглавляла самый дикий и сложный заповедник Башкирии в качестве директора.  Браконьеров ловила, пожары тушила, наукой занималась, «Летопись природы» (главный ежегодный труд ООПТ) контролировала, гостей всех рангов принимала, гранты выигрывала, строила бани и конторы, проектировала визит-центр,  маралов из Алтая завозила и еще много чего, совсем не женского, делала, подменяя, порой, мужиков. Ругалась с местной администрацией и ездила на разборки в Москву и другие заповедные края – по обмену опытом.

Меньше месяца назад  Василя оставила этот хлопотный пост. Не по доброй воле, но «по собственному желанию». Для меня это известие не было неожиданным: у женщины-директора всегда было много оппонентов, если не говорить «недругов». А придраться на  почти 50 тысячах гектарах лесов, полей, рек и гор, населенных в основном зверьми, всегда найдется к чему. В общем, в сентябре следующего года заповедник будет встречать 90-летие с новым директором, который даже успеет обжиться в конторе в Старосубханкулово и «въехать» в тему. Еще целый год впереди на подготовку! А Василе Ахатовне остается ее Саргая, дети, внуки, односельчане, огород и нереализованные планы. Их у нее всегда было великое множество. Может быть, она все же сможет реализовать хотя бы самые привлекательные и важные для  сохранения природы проекты?  Она (природа) гораздо отзывчивее и щедрее, чем люди.